Чем меньше самоуверенности, тем лучше

Чем меньше самоуверенности, тем лучше

Кто-то из френдов задался на днях вопросом, почему страны Восточной Европы справляются с пандемией гораздо лучше более продвинутых в экономическом и социальном плане государств западной оконечности континента. Заразившихся и умерших в последних гораздо больше, чем в странах бывшего соцлагеря. Я заинтересовался и почитал, что говорят об этом сами европейские СМИ. Там этот вопрос, оказывается, дискутируется достаточно активно. Если упростить, то суть дела в следующем.

Сомневаясь в возможностях своих относительно неразвитых систем здравоохранения, страны Центральной и Восточной Европы ввели карантин и прочие правила социального дистанцирования гораздо раньше своих более уверенных в собственных силах соседей. Именно скорость и решительность их реакции предопределили успех.

Британия, например, закрылась 24 марта, имея 8 тысяч инфицированных. Чехия перекрыла границы и закрыла школы почти за две недели до этого — 12 марта. На тот момент в стране зараженных было всего около 100 человек. В Британии в тот день Борис Джонсон как раз заявил, что посещать массовые мероприятия — например, спортивные матчи — не возбраняется. В тот же самый день режим чрезвычайного положения ввела Словакия. Там тогда был зафиксирован всего 21 случай заражения. На следующий день закрылась Польша. Она на тот момент имела 17 зараженных.

«У нас не было сомнений, что наши больницы не справятся, — рассказывал потом министр здравоохранения Чехии Адам Войтек, — поэтому нам приходилось реагировать быстро».

Возглавляющий греческий Фонд европейских и международных отношений Георгий Пагоулатос рассказывает: «Подобно другим странам Восточной и Центральной Европы, Греция чувствовала уязвимость своей системы здравоохранения. Это вынудило наше правительство действовать быстрее западноевропейских коллег, которые были чересчур самоуверенными относительно возможностей своей медицины».

Сомневающееся в возможностях отечественных врачей и больниц, общественное мнение в странах Восточной Европы не слишком критиковало действия властей. «Именно тот факт, что мы осознавали уязвимость системы нашего здравоохранения и привел к тому, что люди легко подчинились требованию уйти на карантин. Это потому что мы не доверяем системе», — говорит болгарский политолог Иван Крастев.

«На Западе люди верили, что их высокотехнологичные общества, имеющие очень сильные системы здравоохранения, могут справиться с чем угодно. Это создавало иллюзию, что у них есть время и инструменты, чтобы решить проблему», — говорит Славомир Дебски, директор Польского института международных отношений. По его словам, в отличие от Западной Европы, для стран бывшего соцлагеря «ситуации, когда государство не справляется со своими обязанностями, совершенно не являются сценами из фантастического романа». «У нас это отпечатано в памяти», — говорит он.

В западных странах политики не торопились накладывать на граждан ограничения, потому что не были уверены, что общество одобрит их. Англичане, например, перед тем, как вводить карантин, провели целое социсследование. Естественно, на это требуется время. Привычка полагаться на общественное мнение в данном случае сыграла с Западом злую шутку. Как сказал бывший начальник Чешского генерального штаба, участвовавший в выработке антикоронавирусной стратегии своей страны, генерал Петр Павел, в бывших коммунистических странах люди привыкли к неудобствам и не так сильно возражают против накладываемых государством ограничений.

Кроме прочего, восточноевропейским странам помогло, конечно, и то, что вирус у них появился позже и распространялся не столь быстро. Там ведь население беднее и путешествует не столь часто. Носителей коронавируса в эти страны прилетало просто физически меньше.

В общем, получилась классическая диалектика. Момент силы в какой-то момент становится моментом слабости, а слабость, вдруг, оказывается выигрышной. В стратегическом плане это ничего не меняет, просто надо иметь случившееся в виду. В будущем действовать надо будет, исходя из нового опыта. Чем меньше самоуверенности, тем лучше.

Наверное, это и есть главный урок коронавируса.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять