Травля по-соседски: как оставаться людьми в несвободе

Из-за пандемии коронавируса Россия проходит новое испытание на человечность в лагерной стилистике — умри ты сегодня, а я завтра.

Общение на самоизоляции сузилось до просмотра соцсетей и домового чата в мессенджере. Еще вчера радушные соседи, надев маски, перестали улыбаться при встрече (все равно не видно) и больше не придерживают лифт (надо соблюдать дистанцию). При этом они уже и не здороваются — может, маски мешают или просто нет желания лишний раз открывать рот.

Во дворе, куда выходишь погулять с виртуальной собакой (свежий воздух нужен не только животным), почтальон, женщина явно за 65, жалуется консьержке, что ее матерят по пять раз на дню: дескать, зачем вы тут ходите, заразу нам разносите. «Я им говорю, что не заразу, а пенсии разношу — как же старикам, у которых нет банковских карт, без денег жить? А мне в ответ: убирайтесь из нашего подъезда, в нашем нищеброды не живут…» «С виду приличные люди, сами в возрасте, что же они так озверели?» — удивляется консьержка.

Я знаю этих приличных людей — степенная пожилая пара. Мужчина, судя по всему, действительно очень напуган. Несколько дней подряд пытается выяснить в домовом чате, кто из его подъезда был в марте за границей и не к ним ли приходили намедни люди в противочумных костюмах брать тесты на коронавирус. А если к ним, то пусть на этаже проведут дополнительную дезинфекцию. А лучше вообще припереть дверь квартиры «этих туристов» снаружи, чтобы соблюдали строгий карантин.

«Мы же все в нашем доме — их заложники, — горячится он. — Может, они по ночам гулять ходят или собаку выгуливать… Да плевать мне, что им делать с псом — пусть хоть усыпят, хоть съедят, но не заражают окружающих».

Спустя день он переходит на мирный тон и просит помощи «продвинутых» пользователей, чтобы получить код для поездок по городу. «Куда собрался, дядя, — злорадно пишут ему в ответ. — Хочешь всех перезаражать? Сиди дома, не гуляй…»

Чат тысячеквартирного дома — показательная выборка настроений в обществе. Еще две недели назад, в самом начале карантина, там главенствовала тема солидарности: люди предлагали помочь купить продукты старикам, посидеть с детьми тех, кому срочно надо на работу, приготовить еду… Была идея даже песни попеть вечером с балконов всем вместе для подъема духа: «Чем мы хуже итальянцев?» Но до песен не дошло.

Сегодня, после страшных картинок с пробкой из «скорых» у столичных больниц, предложений о помощи друг другу в чате практически нет. Одно раздражение: почему в «блатном» подъезде, где живет председатель ЖСК, дезинфекцию проводят по два раза на дню, а в остальных — от случая к случаю? Чьи дети (фото прилагается) бегают по двору без масок и перчаток? А в ответ на просьбу помочь распечатать нужные документы (принтер сломался, а магазин «Копирка» не работает) — глухое молчание.

В стране, судя по сообщениям СМИ, — то же настроение озверелости, что и в московской многоэтажке.

В Воронеже соседи затравили женщину с детьми, вернувшуюся из-за границы. «Скорая» увезла ее в больницу с признаками простуды, тест на коронавирус дал отрицательный результат. «Но кое-кто из соседей не поверил и устроил настоящую травлю этой семье. Это очень страшно, когда люди, которых ты еще вчера считал добрыми друзьями, сегодня полны ненависти к тебе и угрожают физическим насилием», — написала на своей странице пресс-секретарь регионального департамента здравоохранения Оксана Козлова.

Скорейшей смерти пожелал сосед по подъезду попавшей в больницу хабаровчанке Валентине, подложив ей под дверь анонимную записку. В Усть-Куте Иркутской области семья, в которой ребенок заболел коронавирусом, тоже подверглась травле. В соцсетях появились данные о том, где живут заболевшие, в их адрес посыпались оскорбления и угрозы. Пришлось выставить у квартиры полицейский пост для охраны.

Власть тоже креативит как может. Например, губернатор Мурманской области выделил 1,5 млн рублей на покупку электронных браслетов для «дистанционного мониторинга соблюдения пациентами режима самоизоляции на дому». Фиксировать устройства слежения на тех, у кого заподозрен коронавирус, сообщают СМИ, будут сотрудники областного Минздрава. То есть без решения суда и следствия заболевших и членов их семей фактически приравняли к заключенным. Что будет, когда в бюджете закончатся деньги на браслеты, можно только с ужасом догадываться.

Неудивительно, что люди сегодня боятся вызывать врача до последнего. Уже не поймешь, что страшнее: помереть от пневмонии или от инфаркта после травли. Страна проходит новое испытание на человечность в лагерной стилистике — умри ты сегодня, а я завтра.

Но ведь завтра (ну, через месяц или даже полгода) мы выйдем из карантина. Снимем маски. Может, даже руки друг другу протянем. И что? Скажем, отведя глаза в сторону: «Извини, старик, погорячился — страх мозги отъел»? Или просто пожмем плечами: на войне как на войне?

Кстати, про войну. Легко было воспевать героизм погибших дедов, клеить на машины стикеры «можем повторить», наряжать детишек в военную форму и устраивать дегустации блокадного хлеба. Но совсем другое, прямо как в фильме «Мы из будущего», — вдруг оказаться на месте этих дедов. Не буквально, конечно, но испытание действительно нешуточное. Травить сегодня заболевших — все равно что бросать на поле боя раненых, извините за пафос. Завтра на их месте может оказаться каждый из нас.

И то обстоятельство, что власть фактически бросила растерянных и напуганных граждан выбираться из новой передряги самостоятельно, не оправдывает проявлений этой позорной бесчеловечности. Иначе чем мы лучше их?

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять